tragicheskuju-istoriju-vani-iz-voskresenska-rasskazal-federalnyj-telekanal-17b65bf Общество

Трагическую историю Вани из Воскресенска рассказал федеральный телеканал

tragicheskuju-istoriju-vani-iz-voskresenska-rasskazal-federalnyj-telekanal-17b65bf Общество

Трагическую историю Вани из Воскресенска рассказал федеральный телеканал

В сюжете, показанном на днях в передаче «Вести-Москва», рассказывается как невовремя или неверно установленный диагноз превратил здорового и радостного ребёнка из Воскресенска в инвалида. Шестилетний Ваня уже два года не приходит в сознание. Его маме уже не хочется выяснять, кто виноват. Им бы инвалидную коляску получить и дождаться, когда в подъезде установят подъёмник.

Больше всего на свете Ваня любил конфеты и глазированные сырки. Сейчас ему можно только слабенькое какао. Завтракают долго – Ваня путает, когда делать вдох, а когда глоток. Он не ходит, не говорит, не видит.

"Глазки открыты, но нет зрения. Есть слух, потому что он на громкие звуки, хлопки, пакеты – может вздрогнуть", — рассказывает мама Вани Анна Барабан.

После еды Анна умывает и переодевает сына. С огромным трудом – все мышцы каменные, адская боль, которую ребёнку не выразить. Он может отдёрнуть руку и даже закричать, но всё это – видимость реакции. Два года назад Ванин мозг умер.

Ваня в парке на аттракционах. В Новый год встречает Деда Мороза и узнает в нём маму. Он ещё здоров. Последние кадры из семейного альбома – 18 июля 2010 года. Мальчик с мамой были на даче под Воскресенском. В гости приехал брат Анны с больным ребёнком. Наутро и Ваня проснулся с температурой, ему стало трудно дышать.

"С 12-ти часов он руками упирается в стол, вдыхает, у него начался хрип, голос уходит. Я испугалась", — вспоминает Анна Барабан.

Воскресенская первая районная больница. Именно сюда привезли Ваню на "скорой помощи" и определили в детское инфекционное отделение с подозрением на острую респираторно-вирусную инфекцию. В истории болезни стоит время поступления – 19:25. Вот только, по словам матери, в приёмный покой они приехали ещё днём. Да и в документе из больницы дата и время поступления вписаны между строк. В нём же значится, что Ване кололи гормоны, антибактериальные препараты. Но мальчику становилось всё хуже.

"Я его уже шлёпаю, говорю: Ваня, Ваня, дыши! А он задыхается. Я выбежала в коридор, говорю: врача, врача, ему хуже, он уходит! Мы врача еле нашли, куда он делся, его столько часов в отделении вообще не было!" – рассказывает мама Вани.

Потом мальчика повезли на рентген, где он и потерял сознание. Кома. Реанимация. Для Анны началась пытка ожидания под дверью: выживет сын или нет. Затем – поиски частного реанимобиля, который женщина оплатила сама, чтобы перевезти ребёнка в Москву.

"Разговор с врачом был на повышенных тонах. Они были не согласны с тем, что сделано и как сделано. Они не хотели его брать, но я уже на колени встала, говорю, везите нас домой, в Москву", — продолжает Анна.

В Измайловской больнице, куда перевезли Ваню, поставили окончательный диагноз — эпиглотит. Это воспаление надгортанника, он отекает и перекрывает дыхательные пути. А в Воскресенске мальчика лечили от ОРВИ и ларингита.

"При осмотре был выявлен – и данные из анамнеза – воспалительный процесс верхних дыхательных путей. У ребёнка был контакт с больным ОРВИ, о чём нам мать сообщила при поступлении. Признаки ОРВИ были, были признаки ларингита", — утверждает заместитель главного врача по медицинской части Воскресенской районной больницы Ольга Кваснюк.

Воскресенские врачи настаивают, что не ошиблись. По их словам, распознать такую редкую болезнь как эпиглотит на начальной стадии невозможно – симптомы слишком схожи. А уточнить диагноз времени не хватило.

"За те 16 часов, что он у нас был, мы, учитывая всю эту ситуацию, просто не смогли довести лечение до логического завершения. Слишком быстро он впал в состояние комы, слишком быстрое, молниеносное течение", — говорит руководитель отдела по детству и родовспоможению управления здравоохранения Воскресенского района Марина Карасёва.

Выписки из Ваниной истории болезни из Воскресенской и Измайловской больниц мы показали независимому эксперту. На основании этих двух документов он сделал вывод.

"Лечили его от стеноза гортани 3-й степени. Если бы увидели, что там имеется отёчный надгортанник, то это можно было бы все предотвратить. Правильная тактика, диагностика этого заболевания, нормальное лечение – и ребёнок был бы здоров", — уверен заведующий кафедрой поликлинической и неотложной педиатрии, скорой медицинской помощи педиатрического факультета РГМУ Борис Блохин.

Ваня перенёс двойной инсульт, полный отёк мозга, пневмонию. Задышал сам только через полмесяца. Через пять вернулся голос. А через год Анна впервые смогла распрямить сведённую судорогой руку сына.

"Массировали пальчики, руки-ноги, бесконечные занятия, клали его на шар, ставили на коленки, клали на спину и живот. Каждый день я час уделяла тому, чтобы разработать эти мышцы", — рассказывает Анна Барабан.

Но сознание так и не вернулось. Ваня продолжает расти, скоро носить его на руках маме станет не под силу. В специальном гамаке Анна может довезти сына до ванной. Правда, путь занимает 40 минут. Или до коляски. Анна долго добивалась, чтобы в подъезде сделали пандус. Спецподъёмник обещали только через два года. Женщина еле справляется с тяжёлой и старой коляской.

"Вытащила из коляски спинку, потому что он головой бьётся об ручку. С собой приходится постоянно возить подручные инструменты, потому что колёса отскакивают при езде, приходится их ловить и прикручивать", — объясняет Анна Барабан.

Цена новой коляски – 100 тысяч рублей. Семье не по карману: после ухода мужа Анна осталась одна с Ваней и младшей двухлетней дочерью на руках. А в очереди на бесплатную коляску Ваня – 197-й.

Редакция сайта «Воскресенская городская информационная служба» (Vosinfo.Ru)
по информации «Вести-Москва»

Добавить комментарий